Время невозможно попробовать на вкус или потрогать, к нему можно лишь прикоснуться. Время нельзя увидеть, однако можно его почувствовать. Мы научились измерять время, следить за временем, а некоторые особо одаренные могут его даже контролировать. Однако, останавливать время, поворачивать его вспять или заглядывать в будущее — так и остается неосуществленной мечтой человечества. Лучшие умы всех времен и народов  изобретали и продолжают изобретать разнообразные хитрые теории и еще более хитрые машины в надежде решить эту проблему. Но минуты сливаются в года, года — в столетья, время ползет черепахой или летит как птица, любезно позволяя нам лишь рассуждать о хитросплетениях связей, понятий и судеб в бесконечной ткани Времени.

Стефан Григорьевич Косяк 1850Взяв в руки пожелтевший от времени документ, который больше ста лет пролежал на темной полке шкафа и, еще не разбирая строк, написанных гусиным пером, я понимаю, что держу в руках не просто старый лист бумаги, но отрезок времени. Время таится в каждой букве, спрятано с каждой точке, в каждой частице документа. Всматриваюсь в замысловатые завитушки почерка и начинаю различать еле уловимый запах той эпохи, когда для моего пра…прадеда этот документ являлся просто… удостоверением личности. Не претендуя на изобретение, я осознаю, что нашел совершенно антинаучный, но верный способ вернуться в те далекие года, прикоснуться к давней истории моих предков, к их времени.

Вполне возможно, что весь секрет столь мистического влияния старинного документа на меня объясняется родственной связью, тем, что предок мой носил ту же фамилию, и в жилах моих течет его кровь. Возможно. Пусть и менее остро, но ведь совершенно четко ощущается дыхание времени при чтении старинных книг, архивных документов и летописей. Так что фокус тут не в том насколько прямое или косвенное отношение имеет документ к моей персоне, а в том, что там, в этих пожелтевших страницах живет Время.

Старые фотографии и портреты — вот где сильнее всего чувствуется дыхание времени. Глядя на фотографии столетней давности, ты словно переносишься в тот день и час, в то мгновение когда твои предки застыли перед объективом фотографического аппарата. Детали одежды, взгляд, наклон головы или просто какая-то мелочь на заднем плане могут поведать о том времени не меньше, чем многотомный архив документов.

Лагерь Пуххайм под Мюнхеном, 1915 год
Лагерь Пуххайм под Мюнхеном, 1915 год

Что прежде всего ищем мы на любой фотографии? Собственное лицо! Это происходит подсознательно и неизменно. Мы пытаемся найти себя на любом групповом снимке, даже заведомо зная, что этому фото более ста лет и нас там нет и быть не может. Следом мы ищем лица родных, близких и знакомых… Но для того чтобы на старом фото увидеть не лица, а Время — нужно просто абстрагироваться от себя любимого и тогда возможным станет почувствовать и настроение, и цвет, и даже звук и запах запечатленного бумаге момента.

Этому фотоснимку сто один год (сделан 20.04.1915). На фото — русские и французские военнопленные в лагере Пуххайм под Мюнхеном (Puchheim bei München). Где-то среди них мой дед Иван Косяк.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *